Катарина Беляева-Чернышёва (katarinka_mur) wrote,
Катарина Беляева-Чернышёва
katarinka_mur

Category:

Школа в Кармартене

Отчёт с эпиграфом, прологом и эпилогом.

*      *      *
Время сместилось. Захлопнулось. Значит –
о'тжито. Прошлого больше не будет.
Я затеряюсь (простая задача),
яблочным семечком лёжа на блюде.
Прошлое пожрано – и не исправить,
а настоящее – воздух без края.
Кто я сегодня – начало иль память,
саженец или кожурка пустая?
Мелкий дичок, единица отсева,
семечко – всё-таки что я такое –
бывшее яблоко или же древо,
ждущее жизни? Ни то, ни другое.
Не было – равно и после не буду.
Остро, до шкурки, до одури чую:
рядом – и всё же лишь в эту минуту
краткую – именно я существую.
Знаю: земля равномерно укроет
(что мне до существованья иного?) –
если решу, что оно ещё стоит,
стоит попытки попробовать снова.
24.02.2007

*Про Игру
Офигенная получилась игра. Собрались люди, которые хотели этой реальности и поверили в неё. И реальность стала.

Преподаватели не нуждались в представлении, даже заметно отличающиеся по трактовке от канонических. При этом не было подражательства, все получились живые. Царапнула разве что Рианон: при внешнем сходстве на ней слишком уж явственно было написано: "восхищайтесь мной, я привыкла", что несколько портило впечатление. Книжная в этом смысле более непосредственна и естественна. Зато с Мак Кехтом они смотрелись душевно.

Ученики - аааа, они были обалденные! Такие разные - и веришь, что только такие преподаватели могли сдержать эту силу.  :) Может быть, именно ученики в наибольшей степени делали Школу такой, какой она должна быть.

Духи Аннуина. Фагот был однозначно "духовит", его ни с чем спутать нельзя, а вот Леста по костюму оставляла сомнения, играла она очень выразительно, но казалась из несколько другой епархии (но что мы знаем о духах?). Зато Белый Дракон читался как гость из Аннуина с полувзгляда - я так и не поняла, он действительно тоже оттуда или всё-таки нет. И ещё пара учеников слегка на них смахивали. :)
И конечно, профессор Эшлинг, самое загадочное и притягательное существо, которая сама вызывала множество вопросов, задать которые не позволяла вежливость.

Кросспол. На игре его было много и был он уместен (имхо - сие редкость). Резала глаз разве что плюшевая бородка Мак Кархи - но не как "зачем девочка бороду нарисовала", а скорее "профессор забыл смыть грим после репетиции школьного театра". Без неё было бы сильно лучше, но в данной ситуации, мне кажется, мастеру простительно. Паола отдельно сожалеет, что у Мак Кархи не было общей лекции. :)
Присутствовал ещё и тот эффект, что в Кармартене мало интересуются внешними мелочами - мальчик, девочка, был бы человек толковый. ("Это не козёл, это учебное пособие".) Так после игры, обсуждая какой-то момент пару раз поймала себя на том, что про некоторых не знаю, какого они пола - просто не задалась вопросом, ибо неважно.

Антураж и фишки. Идеальный Кармартен, с коридорчиками, уголками и закоулками, лесенками и башенками. Реальный вид из окон вполне соответствовал. Отыгрыш Бранвен повеселил, а группы первокурсников, то и дело носящиеся с воплями:"Вы не видели башню Бранвен?" сильно оживляли действие. (Прекрасная подсказка: "Кажется, она переплыла ЛаМанш".) Порадовало и огамическое расписание - и хороши были регулярные записочки-обновления. Латынь! Латынь и греческий! - хотя на греческом, к моему огорчению, никто не говорил (угу, оно слишком долго получается), но я наговорилась ещё дома. А на игре я даже с мужем и ребёнком на латыни общалась (впрочем, им не привыкать). Витражи - это гениальное решение! И ещё многое-многое было сделано вкусно...
...И был рождественский заснеженный Кармартен-на-Аске, с метелями, стихавшими, казалось, за пару минут до того, как мы выходили наружу и вновь набиравшими силу за нашими спинами, когда возвращались...

Только после игры я осознала тонкий юмор мастеров: как изящно они обыграли классическую рождественскую сказку про "баба Яга украла ёлку, Нового Года не будет". Намёк гротескно перекликался с пьесой о Хаггисе.


*И чуточку про меня
Паола Александровна Голльдини-Резовская, урождённая Гольдини-Ронерри. 1952 года рождения. Италия-Россия.
В сущности, едучи на игру с чуть недогодовалым малышом, я понимала, что это роль в основном на слегка посмотреть, что происходит вокруг. Во многом так и получилось, хотя в заданных условиях и успела я тоже очень много - благодаря мужу, с которым мы по очереди выпасали дитё и самой Тинке, которая была умничкой.
Скрипнула зубами я один раз: когда дитё не пустило меня на лекцию Тарквиния - а мне ужасно хотелось.
Увы. В середине второго дня я отчётливо выпала из игры - впервые в жизни - и в этом только моя вина. Кажется, просто перегорела. И вернулась спустя приличное время. К сожалению, вся ночная игра и весь кусок с Пендрагоном прошли мимо - ну, неизбежно.
Жалею всерьёз только об одном: я мало дала этой игре. Получила может и меньше, чем могла бы, если бы... - но всё равно очень, очень много.

О том, что успела. Полдюжины лекций, лучшей и важнейшей из которых для меня стала лекция профессора Эшлинг, несколько тонких дипломатических реверансов, чтение стихов духам Аннуина, поединок, наконец! И великолепный Хаггис - эх, его надо было на видео, такая вещь!
Много покоя - зверской сумятицы - тоски - снова покоя и ощущения правильности.
Неожиданным для Паолы стал момент, когда связка огромных ключей позвала её и попросила перевесить их куда-нибудь в другое место. Пришлось тишком унести их и долго искать место. Перевешивали дважды - один раз вешал муж, второй раз сама.
Витражам льстили без счёта, благо Тинка пришла от них в восторг и требовала ещё. Я помогала искать башню Бранвен и помогала прятаться башне Бранвен. :)
Увы мне, Паола не очень освоилась ещё в Кармартене, в неё слишком вросла осторожность. Мы с ней зверски жалели, что она так и не решилась ни разрисовать черепашку, ни уронить колечко перед Эхом (а так хотелось!). Правда, второму причина была этическая. Паола не могла воспринять неличность Эха - несмотря на то даже, что профессор Эшлинг назвала Эхо явлением. Это противоречило как тому, что Паола знала (история про школьное эхо, которое логически убедили молчать), так и тому, что видела слышала - в частности, проявляемое Эхом чувство юмора плохо стыковалось с понятием явления. А если бы даже и так. Как-то неловко использовать в своих целях, да ещё пугая при этом, явление, которое подружилось с твоим ребёнком.

Рождества и впрямь было маловато - но всё-таки было. Это и пьеса, и вино у колодца, и немного песен, и горячий праздничный сидр, и тихие посиделки в библиотеке, и игра в Оракула. И всё это я успела. Сидеть в комнате, когда вокруг Рождество, было выше моих сил - тем более, что не смотря на время, ребёнок и не думал спать, когда всем так весело. Мы даже всей семьёй проплясали в рождественском хороводе. Да, слишком быстро наступили песенные посиделки - но были они хороши и по тому, как отрывался народ, было ясно, что никакой доигры утром не будет. И мы до двух ночи сидели с Тинкой на лестнице, общаясь, слушая поющих и подпевая. И она уснула у меня на коленях.
Где-то около полуночи Рождества на часах Паолы, которые она носила на шее, порвалась цепочка. А утром часы остановились.

Проснувшись, я поразилась глубине тишины: она была неколебима как зима - ни малейшего признака жизни. Кажется, на завтрак проснулись где-то трое. :) (Кстати, кормили в лучших традициях хлебопечек - вкусно и сытно. В первый ужин я разрывалась между "хочу ещё" и "сейчас лопну".)

Позже я вспомнила о неведомо зачем взятом и забытом предмете - и неожиданно устроила показательный урок по морфологии облаков. Профессор Квирт, простите, что невольно вторглась в вашу епархию! Нелопающиеся мыльные пузыри стали для меня завершающим аккордом игры: народ, носившийся за ними по лестнице, ловящий на ладони, на удочку; кто лопает, кто собирает; я тоже носилась, стараясь, чтобы они были повсюду; смех, детски счастливые лица, переливающиеся шарики на перилах и ступенях, на одежде и волосах... После сложной игры - такая простая.
Спасибо всем, кто делал Кармартен - таким, какой есть. Может быть, даже немного лучше.



*Спасибы
Повторюсь: ребята, вы невероятно круты!
В первую очередь спасибо огромное мастерам. За всё - за саму идею игры по "школе", за конкретные решения, за подбор игроков. За то, что успевали играть и были чертовски убедительны естественны. Но я видела, как Мерлин шёл однажды, чуть не падая, вымотанный в ноль. И какие были глаза у Мак Кархи. Спасибо за то, что поверили в мир и людей - и те ответили взаимностью.
Спасибо за то, что спасение мира было не более, чем сказкой для первокурсников, а время продолжило ход, получив новый миф. И то, что объяснения были не вполне очевидны - очень правильно.

Спасибо игрокам-и-персонажам:
Тимофееву-Ресовскому - за крышесносную внутреннюю игру и поддержку
Креддилад Морган - за отличную дорогу и игру в оракула (и гусей!)
Эшлинг - за чудо доверия опасному, чуждому и неведомому, непростую мысль о котором она смогла донести до Паолы и просто за её невероятную, невозможную и нездешнюю красоту и неуловимость
Мерлину - за многогранность и моё желание держаться подальше - так, на всякий случай :)
Эху - за тайну, текучесть, мерцающую красоту и чувство юмора
Тарквинию - за внутреннюю свободу и точность научного подхода. Мне жаль, что не пересеклись
Аирмед - за озорство, доброжелательность и песни
Тому парню с гитарой Атли - за песни тоже! и бесшабашность
Бервину - за какой-то запредельный уровень искренности и ясности. Для меня это был камертон
Керидвен - за серьёзность отношения и глубину внутреннего мира (и офигительные глаза!)
Морвидд - за стремительность и... правильность, что ли? словом, она радовала всякий раз, даже просто проносясь мимо
Лису - за степенные беседы и строгую невозмутимость
Святому Коллену и Коту - за уютную атмосферу библиотеки и составление списка "вместе с этой книгой берут..."
Фучжу Иню - за очаровательные повадки и урок географии
Лютгарде - за то, что только посмотрев на неё, я увидела настоящую Лютгарду, суть её, а не внешность
Рианон - за безупречность облика
Мак Кархи - за лекцию и харизму
Моргану Ап Керигу - за неиссякаемый оптимизм
Кервину Квирту - просто так, за то, что он классный
Курои - за специфичность образа и поединок
Белому Дракону - за холодок, бегущий по по спине, когда она проходила мимо, за красоту поединка (отдельно - за выражение лица при этом), за невероятной синевы глаза :)))
Духам Аннуина - за иность, присутствие и терпение в поэтических чтениях :)
Мак Кольму - за колорит (и за Коммуникатор!)
Гвенлиан - за бесхитростность и очарование
Моргане - за то, что от неё на версту разило недоброй чужестью и хотелось держаться подальше уже всерьёз
Мэлдуну - за необычность (ИМХО) трактовки образа
И всем, кого не помню/не вычислила поимённо - за то, что были!

Бочку сидра и всех обратно!




Дальше - не совсем отчёт (хотя что же?), много личного внутри и вокруг. Хочу, чтоб было записано, потому что для меня это равно "осмыслено". Ни один отчёт мне хотелось написать так сильно и ни один не писался так долго, трудно и с наслаждением. и так длинно!


*Личная предыстория
Очень редко, но всё же случаются игры, которые Судьба. Таким получился Кармартен.
Увидев анонс, мы поняли, что хотим хоть тушкой, хоть чучелком.  Я походила по страничкам мастеров, посмотрела им в лица - и влюбилась, и поняла, что к этим людям на игру хочу вдвойне. Но когда после долгого молчания 2 января появилась инфа, мы грустно порешили, что, видимо, не едем - ну не видим там себя и всё! Ни среди преподавателей, ни среди учеников. И так стало пронзительно грустно! Тогда я сказала:
- Разве что гостем школы.
- В Кармартен гостем? Ну разве Тимофеевым-Ресовским, - ответил Серёжа.
И я со смехом продолжила:
- А я при тебе женой и некромантом.
Тут мы переглянулись и поняли, что попали.

Январь был крышесносен. Количество параллелей и совпадений, вылезавших из крохотных и случайных, казалось бы, фактов, зашкалило и превысило все разумные пределы. Выяснилось, например, что двоюродный дядя Паолы Лев Гольдин (реальный человек), в своё время преподавал у Серёжи в вузе. :) И так далее...

Тема часов и ключей для Паолы особая. По дороге на вокзал в переходе увидела в витрине ларька обложку с красивущим ключом. Сказала мужу - вернулись, прочли название - и офигели. "Пятьдесят ступеней свободы". Идя по платформе, увидели на арке вокзальные часы... завешенные чёрным полиэтиленом. Совсем офигели. С другой стороны арки часы были открыты. Я смеялась, что это такое специальное место, где снаружи время остановилось, а внутри идёт, поэтому невозможно опоздать на поезд. Приехав в Кармартен, увидели, что нас поселили в башне двухсот ступеней. (И совершенно неважно, что книга хлам а название мы вообще прочли неверно - там оттенки, а не ступени.) Но когда прозвучало "время остановилось", это был личный апофеоз.



*Про Паолу
В маленьком городке на севере Италии жила-была девочка. Город назывался Кормонс, а девочку звали Паола. Сколько она себя помнила, вокруг всегда было множество часов. Больших и маленьких, наручных и напольных, с кукушками или с боем. Они висели на стенах, стояли на подоконнике, лежали у дедушки на столе. Потому что давным-давно мужчины этой семьи были часовщиками. И дед девочки был часовщиком, и прадед, и прадед прадеда. А отец - не был. Он был врачом, пришёл когда-то в Кормонс из далёкой России и женился на маме, потому что дед разрешил это. Невиданная страна отца всегда незримо присутствовала в мире девочки. А в доме царила мама. Так повелось, что мужчины в этой семье ведали механизмами, ведущими отсчёт времени - а женщины знали время и умели молчать о важном. Очень трудно (и очень глупо!) провести всё детство возле отсчитываемого времени и не подружиться. И очень глупо (хотя удержаться порой очень трудно!) болтать об этом. Она пишет стихи.

Прошли годы, девочка выросла, уехала в страну отца учиться, стала врачом. Участвуя в ликвидации последствий аварии в Севезо, они с отцом наткнулись на сложную загадку. Для Паолы это становится делом жизни. Заветная невозможная мечта, идефикс и наваждение - но если решить задачу, она получит надежду. Год спустя отец вместе с матерью поехали в Амстердам сверить данные и проверить некоторые факты - и случайно погибли, возвращаясь.
Паола не узнала результатов исследования. В 80-м году ей представился такой шанс - на Олимпиаде в СССР она могла найти человека, к которому отец ездил в Амстердам. Правдами и неправдами Паола добивается зачисления во врачебную команду олимпийской сборной Италии и приезжает в Москву. И там - случайно - встречает человека, на котором пересекается всё - её заветная задача, её тайные способности, её мечта. Между ними больше полвека разницы в возрасте, различия менталитета и мировоззрения и чёрте что ещё - но они слышат друг друга.

Много, очень много лет прошло прежде, чем Паола приехала в Кармартен. Молчать она научилась в совершенстве. Постепенно прибавлялось того, о чём следует молчать - о том, откуда она, о том, что в паспорте стоит 1952-й год, о том, что её мужа все считают давно почившим, о том, почему оба они не выглядят на свой преклонный возраст. Потом ещё и о ребёнке - которого у неё не могло быть. В какой-то момент молчать стало совсем трудно - потому что стали спрашивать. Смена документов - хорошая штука, но это не просто, требует периодического повторения, к тому же создаёт трудности, если хочешь работать в узкой специализированной нише. Наконец, маленький ребёнок меняет ситуацию. Тогда Николай снова вспомнил о Кармартене. Он всё чаще вспоминал о нём. Ситуация представлялась несколько щекотливой: ученик, отучившийся 4 года, увлёкшийся новомодной наукой и покинувший школу после конфликта с директором (да и Мак Кехт наверняка воспринял зарождающуюся генетику как противоестественную науку, попытку изменить естественный ход вещей) - и вот спустя столетие блудный попугай хочет вернуться.
Чтобы получить приглашение из школы, Ресовские продумали ряд шагов - но приглашение пришло ДО того, как процесс был запущен. Инициатор остался неизвестен - был ли это сам Мерлин или кто другой. В дороге мы пообщались с профессором Эшлинг - и поняли, что что-то происходит. Что-то непредусмотренное.

Приехав, Паола поднялась в отведённую нам комнату башни двухсот ступеней, опустилась на кровать - и ощутила давно не испытанный покой. Нашей задачей было не просто приехать, но и остаться в Кармартене - что решилось очень быстро и просто, в укор и назидание. Эмоционально палитра получилась мощная, потому что гости из Аннуина и особенно остановившееся время попали на самое больное и острое: нужно ли опасаться за дочь или довериться, сколько нашего вклада (и нашей вины) в остановку времени - ведь мы нарушали естественный ход его.
Это были трудные решения, но они были приняты. Не делить на врагов, потому что иные, не закрывать глаз и довериться волне. Принять ответственность - какой бы она ни была.
Поединок был потрясающим уроком (всё-таки не зря это школа), очень глубоким и разным. Время, замершее в ожидании нового мифа - удивительно красивая конструкция.
Рождество окончено. Ресовские остаются в Кармартене. Паола ещё не решила, чего ей больше хочется здесь - учиться или преподавать.  Всего сразу и можно без хлеба. Скорее, и то и другое. Но она поняла, что означало пришедшее чувство покоя. Она там, где должна быть. Где ей место. Паола наконец попала домой. Туда, где можно просто быть собой. Не тихариться, не делать вид, не отмалчиваться. Она ещё не привыкла к этому и ещё не знает, какой она станет здесь, но она счастлива.

P.S. Продолжение - следует?..

UPD: Если о чём-то я не сумела сказать, об этом сказал Серёжа.
Tags: Кармартен, РИ, волна, знаки и вешки, мир прекрасен, мифотворчество, охренительная свобода, подводя итоги, ш-ш-ш-ш-тиш-ш-ши
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments